paprika_andlife

"Отверженные". От советского учебника до британского шоу

Козетта. Émile Bayard для  «Les Misérables» (1886)
Козетта. Émile Bayard для «Les Misérables» (1886)

"В 1815 году Шарль-Франсуа-Бьенвеню Мириэль был епископом города Диня. Это был старик лет семидесяти пяти; епископскую кафедру в Дине он занимал с 1806 года.


   Хотя это обстоятельство никак не затрагивает сущности того, о чем мы собираемся рассказать, все-таки будет, пожалуй, небесполезно, для соблюдения полнейшей точности, упомянуть здесь о толках и пересудах, вызванных в епархии приездом Мириэля. Правдива или лжива людская молва, она часто играет в жизни человека, и особенно в дальнейшей его судьбе, не менее важную роль, чем его поступки. Мириэль был сыном советника судебной палаты в Эксе и, следовательно, принадлежал к судейской аристократии. Рассказывали, что его отец, желая передать ему по наследству свою должность и придерживаясь обычая, весьма распространенного тогда в кругу судейских чиновников, женил сына очень рано, когда тому было лет восемнадцать-двадцать».


Я хотела написать серьёзный рассказ об этом произведении, но открыла его первую главу...и снова не могла оторваться, как и много лет назад...Вместо критической статьи мне хотелось просто сказать: «Открывайте, если ещё не читали, и читайте! А потом уж поговорим, если захотите. Или споём».

Мы начинали знакомиться с этим произведением по отрывкам. «Гаврош», «Козетта»...в средней школе мы едва понимали, что из себя представляют «Отверженные»  целиком. И когда я впервые в двадцатилетнем возрасте взяла в руки оба тома и прочла их запоем за два вечера — невозможно было отрваться! —  то поняла, насколько пустой могла быть моя жизнь без них.  «Отверженные» заняли в ней своё место, которое кроме них не мог бы занять никто. 

Сухие слова о том, что это произведение Виктора Гюго считается величайшим романом XIX века и входит в списки 100 лучших произведений мировой литературы — это просто слова по сравнению с тем, что твои душа и сердце могут взять из него сами. Недаром знакомство с ним рекомендуют начинать даже школьникам. И я до сих пор за то, что «Отверженные» нужно знать с этого возраста. 

«— Дитя мое, ты несешь тяжелую ношу.

— Да, сударь, — ответила Козетта, подняв голову.

— Дай сюда, я понесу сам.

Козетта выпустила ведро из рук. Человек пошел с ней рядом.

— В самом деле, очень тяжело, — проговорил он сквозь зубы. — Который тебе год, девочка?

— Восемь лет, сударь.

— Издалека ты идешь?

— От самого родника, что в лесу.

— А далеко тебе идти?

— Добрых четверть часа ходьбы.

Человек помолчал несколько минут и вдруг резко спросил:

— У тебя, значит, нет матери?

— Не знаю, — молвила девочка.

Прежде чем человек успел сказать слово, она добавила:

— Не думаю, чтоб была. У других у всех есть матери. А у меня нет.

— Кажется, никогда и не было, — добавила она после некоторого молчания.

Человек остановился, поставил ведро на землю, нагнулся и, положив обе руки на плечи ребенка, силился разглядеть ее лицо в темноте.

Худенькое, хилое личико Козетты смутно вырисовывалось в хмуром свете неба.

— Как тебя зовут? — спросил он.

— Козетта.

Он вздрогнул, как от электрической искры, снова взглянул ей прямо в лицо, потом снял руки с ее плеч, схватил ведро и пошел далее.»


Это произведение ставят в театрах и экранизируют всегда под своим оригинальным названием, и много лет спустя после первой встречи оно вернулось ко мне ещё раз, но уже для того, чтобы всецело завладеть моим сердцем. 

В 1980 году состоялась премьера мюзикла Клода-Мишеля Шёнберга и Алена Бублиля ««Les Misérables» (автор либретто на английском языке Герберт Крецмер).  Эмблемой мюзикла является изображение Козетты (тот самый рисунок Эмиля Байяра, который я сделала заглавной иллюстрацией). Музыкальное соответствие этой эмблемы - песня «A Castle On A Cloud» / «Замок на облаке».

«Есть замок на облаке, мне нравится ходить туда во сне. В моём замке на облаке нет полов, которые мне нужно подметать. // Там есть комната, полная игрушек, там есть сотни мальчиков и девочек. В моём замке на облаке никто не кричит и не говорит слишком громко // Там есть леди в белом, которая держит меня и поет мне колыбельную, на неё приятно смотреть, она нежна на ощупь. Она говорит: «Козетта, я очень тебя люблю»  // Я знаю место, где никто не потерян. Я знаю место, где никто не плачет. В моём замке на облаке плакать совсем нельзя.»

Мюзикл до сих пор не сходит со сцен многих театров мира, а в 2012 году его экранизировал режиссёр Том Хупер. Прекрасный музыкальный фильм, в котором играют известные актёры Хью Джекман, Энн Хэтэуэй, Рассел Кроу и Аманда Сейфрид, был удостоен нескольких кинопремий. 

 «Замок на облаке», сцена из фильма. Малышка Изабель Люси Аллен, которой на тот момент было 10 лет, за роль юной Козетты была удостоена премии «Спутник».

Все известные арии мюзикла зажили своей жизнью ещё до премьеры этого фильма. Более того, они сами дали творческую жизнь нескольким новым исполнителям. Например, в 2009 году тогда ещё домохозяйка Сьюзан Бойл шокировала судей и зрителей конкурса «Britain’s Got Talent», исполнив в первом туре песню «I Dreamed a Dream» из мюзикла «Отверженные». Через 2 года Сьюзан, уже как певица, была номинирована на премию «Грэмми». 

Ярким выходом с песней «Stars» запомнилась всем в 2014 году в первом туре «Britain’s Got Talent» группа «Collabro». Это было удивительное выступление: до того, как пойти на конкурс, ребята поработали вместе...всего 1 месяц! В полуфинале они спели "Bring Him Home" (тоже из «Отверженных»), а в финале — новую аранжировку «Stars»...и стали победителями конкурса.

«Я никогда не сдамся, пока мы не встретимся лицом к лицу.

Ты знаешь своё место в небе, держишь свой курс и свою цель.

И так и должно быть, ибо так и написано на вратах Рая, что те, кто колеблется и те, кто падают, должны заплатить свою цену.»

Нужны ли ещё какие-нибудь слова, кроме тех, что за нас давно уже сказаны? Кто мы есть в этом мире, за что мы его ценим и за что он ценит нас?  

«Жан Вальжан обернулся к Козетте. Он смотрел на неё такими глазами, как будто хотел взять её с собой в вечность. На краю могилы, куда он уже сходил, ему ещё доступно было чувство восхищения, когда он смотрел на Козетту. Отражение её милого личика освещало его бледное лицо. Могила тоже может иметь свою прелесть.

— Умереть — это ничего. Ужасно не жить.»


Для хешмоба #главнаякнига 


Error

Anonymous comments are disabled in this journal

default userpic

Your reply will be screened

Your IP address will be recorded